трёхлетние радостиВозраст трёх лет очень не однозначный. С одной стороны, радость – ребёнок вдруг осознаёт, что его возможности гораздо шире, чем ему до этого казалось. Но есть ещё другое. Он вдруг чувствует, что как только станет самостоятельным, перестанет быть маленьким. Это своего рода первая трагедия растущего человека. Об этом размышляет знаменитый воспитатель и дошкольный методист из Донецка Раиса Сергеевна Сёмова.

Синдром потери трона

Самостоятельность возлагает на малыша какие-то обязанности и какие-то неприятности возникают сами собой, независимо от того, хочет он этого или нет. Особенно ярко это проявляется, если у ребёнка до трёх лет появляется младший братик или сестричка.

Вот тут-то и наступает синдром потери трона, когда ребёнок понимает, что это всё! Он уже не маленький, не такой маленький, не такой любимый. И тогда ребёнок идёт на что угодно, только чтобы вернуть былые привилегии. Хитрости и уловки, на которые способно столь малое создание, очень разнообразны. Трёхлетний мальчик, опустив глазки, говорит: «Бабушка, а ты знаешь, я сегодня написал в штаны, как маленький ребёнок». Что угодно, вот только обратите на него внимание. Меня надо пожалеть, меня надо взять на руки, меня нужно приласкать. Всё, что угодно, только возьми!

Почему трёхлетний ребёнок говорит нормально на своём, конечно, диалекте, а потом родители вдруг начинают бить тревогу и бегут к логопеду: «Он перестал говорить, он сюсюкает»? А просто-напросто ребёнок вспомнил, что когда он говорил так, с ним возились больше и мама чаще его держала на руках. Почему бы не вернуться туда, где было гораздо комфортней, чем теперь?

Двадцать солнышек и холодная кровать

Странно, что именно в три года, в столь сложный возраст, родители отдают ребёнка в детский сад. Это же почти предательство! Наверное, самое сложное в этом возрасте – потеря телесного, прямого контакта с мамой. И вот ещё – новые, незнакомые взрослые, новые условия, всё новое. В любой, даже неблагополучной семье, ребёнок – солнышко, вокруг которого всё вращается. А тут таких солнышек ползает двадцать и никто вокруг них не вращается. С одной стороны, это помогает ребёнку вдруг сразу перешагнуть своё раннее детство и стать действительно намного взрослее. Если это психически и физически здоровый ребёнок, всё будет хорошо. Но много ли у нас вполне здоровых новорождённых детей?..

Мне всегда неуютно смотреть на то, как стайка детишек гуськом идёт в спальню и укладывается в холодную чужую кроватку. Ну, до чего тяжёлый момент! Многие дети, забравшись на одеяло, садятся и молча, медленно раскачиваются. Это имитация внутриутробного состояния. Ребёнок хочет к маме. Перед сном он хочет хотя бы секундного контакта с тёплыми, любящими руками. А поскольку их нет, раскачиванием он старается сам себя успокоить.

Что важно было бы посоветовать воспитателю? Есть такая педагогическая заповедь: «Не навреди». В отношении малышей я бы добавила: «Не спеши». Не спешите вводить детей в круг контактов, общих игр и общих разговоров. Не спешите ребёнку подсказывать. Ведь до сих пор он не видел такого количества столь же маленьких, одновременно друг с другом живущих собратьев.

Поэтому период адаптации, традиционно обозначенный в месячный срок, по-моему должен длиться гораздо дольше. Я бы предложила более частое присутствие родителей и кратковременное пребывание маленьких детей в детском саду. Словом, было бы замечательно, если бы это был клуб, а не группа детского сада.

Не плохой, а любознательный

Мне всегда было интересно, как малыш воспринимает других детей. Воспринимает ли он их как сверстников, или он воспринимает их, как объекты для собственного пользования, или как окружающую обстановку, или как-то еще? Вот он подошёл и ударил, ни с того ни с сего, казалось бы, стукнул товарища. Почему? Это что, проявление агрессии, или это способ познания окружающего мира?

Вот кто-то сидит и молчит. У меня дома мишка сидит точно так же. Мишку я мог вот так толкнуть, он падал и я на него верхом садился. А если я этого так толкну? А он, оказывается, не падает, а разворачивается и действует в ответ точно так, как я. Как интересно! И ничего страшного.

Но вот конфликт на детской площадке. Мама и без того старается малыша держать поближе к себе. А тут такое безобразие.

Мама хватает своего ребёнка, отводит в сторону и говорит: «Ты к нему больше не подходи!» То есть он плохой. Почему плохой? Да он просто-напросто, может, так знакомился. Но, всё равно, «не подходи». Это сказала мама. Если мама сказала «не подходи», значит, там какая-то опасность. И что потом ждёт ребёнка, который придёт в детский сад и увидит там целый ряд похожих опасностей! К тому же, нельзя забывать, что мальчики, в отличие от девочек, менее социальны, они будут гораздо дольше разбираться в существующих в данном месте порядках. Придется потерпеть.

трёхлетние радостиКукла с твоим настроением

Детей окружает всё больше красивых и бесполезных вещей. Баснословно красивое платье из нейлона может с куклы и не сниматься. Такое ощущение, что на все окружающие предметы нужно повесить бирочку: «Руками не трогать».

А в возрасте трёх лет рука, конечно, остаётся ведущим инструментом познания. Время вернуться к простым игрушкам – как раньше их делали – из дерева, из глины, из тряпочек.

Помню, как наша воспитательница однажды скрутила из тряпочки куколку. Просто так, для себя. Это нужно было видеть – какая очередь детей выстроилась к ней, какой интерес вызвали эти маленькие куколки. И мальчики, и девочки одинаково хотели себе такую куколку. Что они видели? Непонятно. Кукла без лица, без глазок, без ротика. Взрослого, может быть, и оттолкнёт. Но дети в ней что-то видят. Может быть, «куклу по своему настроению»? Если мне весело, куколка в ответ улыбается, если грустно, кукла грустит вместе со мной. Я пожалею такую куколку, прижму её к себе, покачаю и сам успокоюсь.

Недавно, зайдя в один детский сад, при входе я увидела объявление крупными буквами: «Просьба к родителям: приводить детей в простой, недорогой и удобной одежде».

Зайдя в группу, я тут же поняла, зачем детям нужна простая, недорогая одежда. В нескольких местах – песок чистый, рассыпчатый, разноцветный. В группе вода, ручейки, которые можно пускать в этот песок. Большие коряги, спилы деревьев, пенёчки разных размеров. Я даже вздохнула от удовольствия.

Ребёнок в такой группе живёт нормальной человеческой жизнью, и для этого ему не нужно ждать, когда наступит лето и его пустят на улицу. Всё есть в группе зимой, весной и летом. Для малыша это крайне важно, жизненно важно. И это так несложно сделать! Гораздо сложнее закупить дорогостоящие конструкторы и игрушки.

Как улыбаются медведи

Особенно для маленького ребёнка важно соприкосновение с естественным материалом. Я, например, не люблю пластилин, он липкий, неприятный на ощупь, хоть и цветной, и пластичный. Я знаю детей, у которых тактильное чувство обострено, им неприятно брать в руки пластилин. Наверное, многие воспитатели вспомнят, как какой-нибудь ребёнок морщится, стряхивает с пальчиков липкую бумажную обёртку. Другое дело глина. Она тоже пачкает руки. Но как моментально она смывается водой! Как это неожиданно и удивительно! А какие гладкие ладошки после глины! Один ребёнок, выбрав из множества материалов глину, сказал: «Она ласковая, как мама».

Однажды я наблюдала занятие в художественной студии. Рядом с шестилеткой сидел трёхлетний мальчик. И вот он берёт большой кусок глины и – шлёп его о стол, и смотрит. Потом берёт ещё большой кусок и – шлёп его на первый. И смотрит. Долго сидит, смотрит, и вдруг смеётся. Спрашиваю: «Что у тебя такое?» А он: «Смотри, медведь смеётся». Смотрю, и вправду медведь случайно вышел. Тут, конечно, старшие дети пытаются вмешаться и предлагают что-то медведю для правдоподобия добавить. И вот появляется действительно мордочка, а малыш – в слёзы: «У него там улыбка была!»

Очень любят малыши возиться с тестом, особенно дрожжевым. Наверное, потому что оно пышное, мягкое, и поднимается, и растёт на глазах, будто живое. Сколько я работаю с тестом, столько мой трёхлетний внук не отходит от стола. Он не лепит, он пока не умеет. Но вот он берёт кусочек теста и говорит: «У меня дельфинчик». Дельфинов он не видел ни разу в жизни, но каждый комочек теста мечтается ему синим дельфином. Малыш уже помогает мне раскатывать тесто, думаю, скоро будет настоящий помощник.

О скачках и незаметном движении

Маленькие дети больше научаются друг от дружки, чем от взрослого, который пытается что-то организовать. Не буди спящего. Накорми голодного. Это не только про мудрых взрослых, это для маленьких детей. Он играет? Хорошо. Он молчит? Пусть молчит, пока ему не захочется говорить.

Есть опыт и цифры, которые видятся мне магическими. Это число – сорок, шесть и девять месяцев. Как правило, молодой воспитатель пишет перспективный план так, как ему сказали, т. е. на год или на месяц. Но через месяц ничего не случается. Случается через сорок дней, то есть через полтора месяца. В своё время, методом проб и ошибок мы пришли к выводу, что перспективный план лучше писать на сорок дней. В эти шесть недель и происходит ожидаемый скачок. Случаи бывают очень интересные. Воспитатель в панике – не сложилось, ничего не получается, неверные программы? Неверные чувства? И вдруг – бах! – ребёнок выдаёт то, над чем он бился все эти полтора месяца. Точно так и полугодовой скачок. За полгода у ребёнка происходит какое-то качественное накопление, насыщение, которое потом имеет реальный выход. От того, верно ли присматриваются к ребёнку взрослые, зависят результаты его развития.

А вообще, главный показатель психического благополучия ребёнка – это его смех и его глаза.

Я бы воспитателю давала премию в зависимости от того, как часто из его группы слышится простой здоровый детский смех.

————

Рассказ Раисы Сёмовой записали Мария Ганькина и Ольга Цветкова

«Газета для родителей», №12/78 декарь 2011

Оцените, пожалуйста, статью:

Оценили: 5, рейтинг: 15