сделайте детей союзникамиИнтересы детей и взрослых во многом не совпадают. Дети хотят играть, бегать, шуметь, кушать конфетки и поменьше трудиться. Взрослые хотят, чтобы дети учились, ели манную кашу, были дисциплинированными и внимательными. Что же нам делать? Неужели мы обречены на постоянную конфронтацию с детьми?

Андрей и Даша – брат и сестра. Разница между ними – четыре года. Андрей физически крепкий, крупный мальчик. По натуре уравновешенный, любит спорт и компьютерные игры. Волосы у него светлые, как у папы. Даша – тёмненькая, как мама, и такая же энергичная и темпераментная.

Мне удалось побывать у Даши и Андрея дома, и не раз. Так что особенности «процесса воспитания» в этой семье мне ясны, что называется, от и до.

Вот Андрей привёл из садика сестру, раздевается в прихожей.

Мама:

- Ну, что сегодня получил? Ничего?! Конечно, что такому балбесу ставить! Родители – вcё для тебя!! Всё для тебя!! А ты?!

Андрей еле слышно бурчит:

- Я же стараюсь.

- Что-что-что?! Садись за уроки, лентяй!.. И пока не сделаешь, никаких компьютеров!

- Мне позвонить нужно Вовику по скайпу, я обещал…

- Какие скайпы?! Какие скайпы?! Ты всё на свои деньги покупаешь??!!.. Сейчас же делать уроки, кому сказала!!!

- Мама, я же обещал!

Но мама наклоняется и выдёргивает из розетки кабель.

- Всё! Никаких компьютеров! Делу время – потехе час!

Поворачивается к дочке. Та уже разделась и играет с котом Гришей.

- Чем в садике занимались? Даша с трудом вспоминает:

- Мы это… лепили.

- Что лепили?!

- Барана лепили.

- Покажи!

Девочка покорно встаёт и начинает рыться в карманах. После долгих поисков достаёт картонную коробочку, а оттуда – бесформенную фигурку, которая с таким же успехом может быть рыбой, кошкой или кенгуру.

- Это баран?!

- Да, – говорит Даша, опуская глазки. – Я не закончила… Не успела чучуть.

- Что сказала Инга Петровна?

- Сказала: дома докончить.

- Вот и доканчивай барана! А кота оставь в покое!

Девочка, опустив голову, идёт к своему рабочему столику. Достаёт новую коробку пластилина. Но как только мама выходит из комнаты, снова берёт на руки Гришу, старательно поглядывая на дверь: не войдёт ли мама?

Вот мама появляется на пороге. Она в фартуке, в руке у неё огромный кухонный нож, руки в крови, лицо красное: мама очень походит на людоедку из сказки. Даша успевает опустить кота на пол и склоняется над столиком, делая вид, что что-то лепит.

Мама решительным шагом направляется в комнату сына, оттуда слышен её голос:

— Сколько можно писать два слова?! Ты ещё даже «домашняя работа» не написал?! Лентяй!

От маминого голоса слегка жалобно позванивает стекло в окне.

Даша искоса поглядывает на дверь комнаты брата. Мама шествует обратно, не глядя на дочь. Скрывается на кухне. Даша облегчённо вздыхает, бросает пластилин, опять берётся за кота. Потом, будто что- то вспомнив, быстро приделывает «барану» две недостающие ноги и хвост, после чего баран почему-то начинает походить на крокодила. Совершив этот творческий подвиг, девочка кричит на всю квартиру:

— Мама! Я докончила!

И бежит показывать своё произведение строгой ценительнице искусства. Мама, осмотрев крокодилоподобного барана, с сомнением смотрит на хитренько улыбающуюся дочь.

— Ладно, играй.

И Даша весело бежит к Грише.

Но тут из кухни слышится.

— Столик убери, не забудь!

— Да, да, сейчас!

такая девочкаНо к столику малышка не подходит. Она вешает Гришу себе на шею в виде роскошного мехового боа и бежит в комнату брата. Но в этой семье вторжение одного человека в жизненное пространство другого всегда воспринимается как агрессия, от которой надо защищаться. Поэтому брат её гонит:

- Иди отсюда! Я занят!

Даша возвращается к себе и начинает лепить из пластилина большую золотую медаль для Гриши, по-прежнему бдительно поглядывая на дверь.

Голос из кухни:

- Эй! Вынесите мусор! Даша! Иди, вынеси мусор!

Даша озабоченно почёсывает себе голову, но никуда не идёт. Мама показывается на пороге:

- Ну! Я кому сказала?!

Но девочка очень жалобно смотрит на маму.

- У меня ножка болит!

- Что-что?! Чего это она у тебя болит?

- А мы во дворе играли, и я поскользнулась.

- Как же домой дошла?

- А меня Дюша довёл!

- Довёл?! Ты меня тоже доведёшь скоро! Андрей! Иди вынеси мусор!

- Мама! Я ещё упражнение не сделал!

- Потом сделаешь! Знаешь же, что у сестры нога болит!

Андрей вылетает из своей комнаты:

- Что у неё болит?! Да не верь ты ей! Ничё у неё не болит! Она домой бежала, я её поймать не мог!

Даша опускает глазки и самостоятельно направляется в угол. Но, кажется, она всё-таки рада, что добилась своего: с мусором идти не придётся.

***

Возможно, кому-то покажется, что я утрирую: уж очень карикатурная мама. Нет, она такая на самом деле. И довольно много таких родителей, уверенных, что воспитывать — это значит противопоставлять свои серьёзные, взрослые интересы глупым, легкомысленным интересам детей. Как будто взрослые и дети – непримиримые антагонисты, а воспитание – это что-то вроде войны с детьми.

К чему приводит такая позиция, видно на примере Андрея и Даши. Андрей – слишком робкий и неуверенный. Мама его всё время ругает и шпыняет, потому он и потерял уверенность в себе. Он мальчик – и не умеет приспособиться, увильнуть, схитрить: он слишком прямой. А Даша уже научилась хитрить и ловчить. Умеет она и слушать маму по принципу «в одно ухо влетело – в другое вылетело»: это такая защитная реакция. И Андрей, и Даша твёрдо убеждены: всё, что человек делает не для себя, не для своего удовольствия – неприятно и противно. И от этого надо всячески увиливать. Взрослые всегда стараются заставить детей делать неприятное. Значит, нужно бороться за свои права – против взрослых.

Потом родители с немалым удивлением обнаруживают, что их чадо терпеть не может всё то, что они, его родители, больше всего ценят, к чему так настойчиво приучали ребёнка. Тот, кого заставляли в определённые часы сидеть за книгой и потом пересказывать прочитанное, ненавидит чтение. Девочки, обученные всё идеально мыть и чистить, становятся неряхами. И ничего уже нельзя сделать.

интересы детей и взрослых иногда расходятсяНо главное – возникает отчуждение между самыми близкими людьми. Вместе они только внешне, а фактически каждый живёт лишь своими интересами. От других людей, даже в своей семье, они привыкли отгораживаться, словно каменной стеной.

Так каждый и живёт, замурованный в самом себе, не подозревая, чего себя лишил.

Такие люди не умеют слушать и слышать, потому что любая попытка достучаться до их сознания воспринимается ими как агрессивное посягательство на их время, их интересы, их жизнь. Поэтому они внутренне всегда одиноки. Привычку эту потом будет очень трудно преодолеть. А она способна разрушить любые связи между людьми.

Когда таким образом воспитанному человеку нужно самостоятельно строить отношения с мужем или женой, с друзьями или сослуживцами, – он, как правило, терпит крах. И сам не понимает почему.

Причина же – только в том, что его родители систематически противопоставляли свои интересы его интересам. Всячески навязывали ему свои взрослые ценности, тем самым вызвав к ним стойкое отвращение – и убедив, что от других людей нужно отгораживаться, нужно их не слушать, нужно с ними бороться.

***

Однако совсем не трудно себе представить другую семью.

Мама на кухне готовит обед. Допустим, у неё тоже есть сын и дочь, и их тоже зовут Андрей и Даша.

Мама зовёт:

- Дашенька, ты занята?

- Не-а. А что?

- Я тут совсем захлопоталась. Ты не помоешь посуду? Вот тазик на полу с тёплой водой, а вон тряпочка.

Разумеется, мало какой ребёнок, если только его долго и старательно не портить, откажется помочь собственной маме, когда его так просят.

А мама зовёт сына:

- Андрюша! Мы с Дашей заняты: помоги, пожалуйста.

- А что делать?

- Вынеси мусор. А мы потом тебе поможем лыжи чинить.

- Нет, лыжи я сам. Счас вынесу!

Разве может быть иначе?

Чем же так кардинально отличается поведение этой мамы — от поведения реальной мамы Андрея и Даши? Тем, что она видит в своих детях союзников и помощников, своих друзей, в конце концов, – и так с ними и обращается. Они, разумеется, это чувствуют. А ведь дети очень внушаемы. Вот они и играют ту роль, которую им дали. Дадут им роль Противника, чуть ли не Врага: они играют её. Дадут роль Союзника, Друга: и эту сыграют добросовестно.

И ребёнку не приходит в голову, что это только роль. Причём, не им самим выбранная, а данная ему «главным режиссёром-постановщиком» его жизни — мамой. Маленький «актёр» не догадывается, что роли есть разные, и он сам мог бы играть совсем-совсем другую – и в другой пьесе.

Нечасто догадываются об этом и взрослые. А уж тем более подростки.

Почти все они убеждены, что рок-музыка или общение «В контакте» – это именно то, что они сами, совершенно самостоятельно, выбрали. Но это иллюзия. Это та ниша, даже можно сказать – та резервация, которая отведена им взрослыми. Теми самыми, которых эти подростки критикуют, по отношению к которым весьма негативно настроены. И сами эти взрослые тоже не понимают, что именно они настойчиво и энергично загоняли своих детей именно в эти «резервации для подростков» – и добились-таки своего. И это их очень огорчает.

Воевать друг с другом – ещё не значит быть разными. Очень часто воюющие стороны как раз неотличимо схожи. Более того, нередко именно в этом сходстве – причина взаимной вражды.

Впрочем, конечно, в любой семье дети могут капризничать, отказываться от манной каши, шалить, шуметь. Однако не все родители в этом случае ведут себя одинаково.

семьяИскусство воспитания состоит в том, чтобы добиться того, что нужно и полезно для развития ребёнка, для того, чтобы он стал хорошим человеком, – и в то же время не воевать с ним, не портить с ним отношений. А это достигается тем, что родители постоянно подчёркивают своим отношением к детям: мы – Одно Целое, Семья, у нас ОБЩИЕ ИНТЕРЕСЫ, мы живем ОБЩЕЙ ЖИЗНЬЮ.

Кстати, такие родители всегда с любопытством относятся к внутреннему миру своих детей, играют с ними. Поэтому ребёнок не видит в маме только Надзирательницу и Домомучительницу. Не считает, что от взрослых исходит только негатив.

Конечно, мы воспитатели и имеем право на конфликты с детьми, имеем право их наказывать, в том числе и достаточно строго. Однако это совсем не обязательно портит наши с ними отношения. Если мы видим в детях союзников и не считаем изначально, что они будут противиться всему, что полезно, и значит, их нужно всегда подталкивать и заставлять, – то можем позволить себе быть строгими и требовательными. Дети это воспримут как должное, хотя и могут обидеться в первый момент.

Мы и дети – действительно разные. Мы очень многое видим по-разному, и это неизбежно. Превратиться во взрослого ребёнок не может: он может им стать – но для этого нужны долгие годы. Вовсе не нужно скрывать от детей, что многое мы понимаем не так, как они. Но при этом очень важно не забывать: это наши дети, наши лучшие друзья на всю жизнь. Мы должны с ними сотрудничать.

Они будут нам помогать сами, потому что это приятно, потому что это возвышает человека в собственных глазах – когда он кому-то помогает, а тем более – маме и папе.

Это, в сущности, очень легко. Не нужно только противопоставлять себя детям. Мы живём вместе и должны решать все проблемы вместе. И тогда всё будет хорошо: и у нас, и у них.

Если во взаимоотношениях с детьми у вас возникла проблема: вам нужно добиться, чтобы ребёнок что-то сделал, а он не хочет:

  • Не пытайтесь его сразу же прямо заставить: это крайняя мера, к которой можно прибегать только изредка.
  • Попробуйте сделать так, чтобы ребёнок сам захотел это сделать: не потому, что это само по себе что-то приятное, а потому, что ему приятно вам помочь, приятно, что вы его за это похвалите, будете его за это уважать.
  • Всегда, даже тогда, когда дети сопротивляются вашим воспитательным усилиям, подчёркивайте, что вы живёте общей жизнью и у вас общие интересы: постоянно говорите про свою семью «мы», «нас», «наши» – никогда не противопоставляйте себя своему ребёнку, ни на деле, ни на словах.
  • Не будьте для ребёнка только воспитателем: иногда мама может стать и товарищем в игре – и это очень важно именно для воспитания.
  • Пользуйтесь любой возможностью, чтобы что-то сделать вместе с ребёнком: хотя бы вместе пропылесосить в квартире или вместе помыть посуду, пусть даже роль ребёнка сведётся к тому, что он будет возить за вами пылесос и подавать вам тарелки. Тут важен не его реальный вклад, а то, что он почувствует, как это здорово – быть вместе, что-то делать вместе.
  • И эту прививку против эгоизма и недоверия людям нужно сделать как можно раньше: чем раньше, тем лучше – хотя и потом не забывать об этом. Но именно тогда, когда малыш знакомится с нашим миром, в котором он пока ещё гость, нужно убедить его , что люди в этом мире помогают друг другу, дружат, что хорошо быть вместе, что-то делать друг для друга. Тот, кто это понял в детстве, уже никогда не станет ни плохим, ни несчастным.

дети и взрослые - союзники

————

Вадим Слуцкий, г. Петрозаводск

«Газета для родителей», №02/68 февраль 2011

Оцените, пожалуйста, статью:

Оценили: 17, рейтинг: 51