Окончание. Начало: «Школа, сделанная для своих детей».

мастерскиеМастерские по предметам

Это чуть-чуть напоминает уроки: весь класс, один учитель, программа курса. Но речь не идёт о буквальном выполнении Программы. Наша «программа» – это разные интересные дела, которые учитель делает вместе с детьми. Её составляет сам учитель, предугадывая детский интерес. Или вместе с учениками. Мы можем делать то, что нам интересно – но в рамках предмета.

Это не очень похоже на привычные уроки.

Нет сухого объяснения и разучивания алгоритмов. Есть много экспериментов, опытов, демонстраций, видеофильмов. И яркие рассказы учителя, обращённые к Сердцу ученика.

Нет монологов у доски и созерцания стены. Есть работа: групповая и индивидуальная. Хорошо организованный труд не утомляет, а приносит радость.

Нет бесконечных повторений и ответов на наводящие вопросы. Есть возможность самому спрашивать, не понимать, удивляться. Потому что без этого настоящего мышления не будет.

Это, скорее, не урок – а Мастерская.

Как в средневековой мастерской – мастер передаёт секрет ремесла ученику. Работает вместе с ним, учит не на словах, а на практике. А итогом является первая самостоятельная работа ученика – его шедевр.

Уроков не много: может быть, два урока в день.

Но ведь урок – всего лишь одна из форм работы. Результат зависит не от количества аудиторных часов – а от вовлечённости ученика. Продолжение уроков будет на Самостоятельной работе. А если удастся по-настоящему увлечь – вовлечь – ученика, то и на Спецкурсах.

Спецкурсы

Спецкурс — это форточка школы, открытое наружу окно. Потому что там, снаружи, живёт реальный детский интерес. Ребёнок приходит в школу со своими вопросами и интересами. Вокруг этого строится работа на спецкурсах.

Кому-то интересно узнать, почему вымерли динозавры – вот фильм и книги. Или заняться историей моды – вот книги и фильм. Или читать книжку, не обязательно по программе. Или писать: стихи, рассказы, романы, статьи в газету. Или ломать голову над головоломками. Или делать опыты по химии, запускать модель вертолёта, рассматривать букашек в микроскоп, звёзды – в телескоп.

Вот оно, начало всякого познания – детское любопытство и желание. Как организовать этот хаос?

Пятнадцать кричащих детей, половина из которых не знают, что им в жизни интересно. Может ли один учитель охватить всё? Объединяется несколько классов – например, 4 класса, 60 учеников. Работает 4 учителя, каждый ученик выбирает себе руководителя. Выбор делается на четверть. Итог – защита «шедевра» перед учениками другого класса.

Другое название спецкурсов – Свободный Полёт.

экшнЭКШН

На уроках литературы мы будем играть! В конце каждой темы – маленький спектакль. Можно сказать проще – чтение по ролям, но… чуть-чуть декораций, немножко движения, обязательно зрители и конечно – аплодисменты. Что играть будем? Что угодно. В конце концов, можно инсценировать даже «Слово о полку Игореве»…

На уроках иностранного языка мы будем… играть. Небольшая сценка – итог каждого проекта. Не обязательно играть Уильяма Шекспира – можно начать с диалогов из учебника. Всё снимем на камеру – получится Фестиваль Английского Кино. Каждая группа представляет десятиминутный видеофильм. Жюри назовёт победителей и выдаст ценные подарки. Смотрите нас на Яндекс-видео через две недели.

На уроках истории мы будем… вы догадались!

А на русском языке… Ну, это дело серьёзное – мы играть не будем. Мы откроем радиостанцию. Дети всё равно что-то пишут на уроке, на то он и русский язык, так прочитаем эти рассказы перед микрофоном и выйдем с ними в эфир. В интернет-эфир. Слушайте нас! Первые передачи третьей четверти уже размещены на сайте.

А для подготовки к экзаменам зарезервируем время, очертим границу: тут никакого экшена – тут ЕГЭ и ГИА. И скажем детям: есть такая неопознанная вещь, как ЕГЭ и я, учитель, пришёл сюда, чтобы помочь вам справиться с ней. Тут нет ни смысла, ни радости – надо так надо. Так что никаких улыбок, заполняем клеточки.

ЕГЭ – в резервацию!

Но остальное время…

Наполним уроки жизнью. Чтобы дети смогли наиграться вдоволь. Чтобы мозг вырабатывал эндорфины. Чтобы ребёнок получал удовольствие – почти физиологическое – в школе. Иначе будут другие морфины и другие удовольствия.

Какая жизнь тогда бы началась…

ЕГЭ и американские тесты разрушили лучшую в мире систему образования… Какая разница: тест или сочинение. Та же мертвечина. Раньше были иллюзии, а теперь: «Какое ужасное это современное образование». Тесты обнажили абсурд.

Но по поводу ЕГЭ есть другое сомнение.

Я представляю себя членом приёмной комиссии какого-нибудь университета. Мне бы хотелось взглянуть в глаза своему будущему студенту, поговорить минут двадцать, всё-таки шесть лет работать придётся.

Я понимаю, стандартизация и глобализация – но можно хоть в глаза посмотреть?

И если уж два экзамена в одно лето – чересчур, то почему б не отказаться от школьного экзамена? Пусть останется один университетский. И тогда, есть надежда, некоторые университеты пойдут на то, что не по тестам и не по сочинениям будут отбирать абитуриентов — придумают что-нибудь активное и креативное. В конце концов, им же нужны умные студенты.

И некоторые школы, быть может, будут ориентироваться на такие университеты. Большинство вузов останется, ясно дело, вполне традиционными. Будут проверять сочинения, спрашивать даты, давать тесты.

Но кое-кто будет проверять умение думать, фантазировать, решать нестандартные задачи, писать тексты «от себя».

И разорвётся замкнутый круг тупых тестов и сочинений.

Вот времена настанут для Лицея КОВЧЕГ…

Наш ответ физиологам

Рассказывают, что физиологи и психологи «по делам подростков» говорят, что эти существа – подростки – вообще не хотят учиться. Ни при каких обстоятельствах. Просто: не-хо-тят. Возрасту, так сказать, несообразно.

Следствия из заключения специалистов: бог с ней, со Школой, пусть остаётся она, какая есть, – другого не будет. Дети всё равно… «что шумишь? Отдохни, ты устал…»

Не верю. Возможна школа, куда подростки идут если не с радостью, то с пониманием смысла; где на переменах улыбаются и спрашивают после уроков: «А что можно дома почитать?». Возможна! Только в ней всё должно быть немного по-другому.

Я попытался в семи строчках сформулировать для себя это «по-другому».

  • Вместо бездумного следования программе – делание Интересных для учителя и ученика дел.
  • Вместо холодящих кровь контрольных работ – рассказы о том, что узнали, для учеников других классов.
  • Вместо готовых объяснений – ситуация удивления, непонимания, самостоятельного открытия.
  • Вместо неподвижности и молчания – возможность говорить и ходить на уроках.
  • Вместо стандартных норм ГТО – работа по силам каждого.
  • Вместо казённой дисциплины – жизнь по правилам, которые сами обсуждали и принимали.
  • Вместо карательной оценки…

возможность бытьДать возможность БЫТЬ

Даже если «без философий»: каким вы хотите видеть своего ребёнка в будущем?

Здоровым и приспособленным к жизни.

Здоровье? Не будем говорить о здоровье физическом – после 8 часов сидения за партой.

Здоровье душевное: «ты должен» делать то, что ты не можешь и не хочешь делать.

Постоянное ощущение, что ты кому-то что-то должен – постоянное чувство вины. Вот причина школьного невроза. Пока существует Школа, психоаналитики без работы не останутся!

Приспособленность к жизни? Каков идеал выпускника школы? Читаем Похвальный Лист: «За усидчивость и прилежание».

Усидчивость – то сеть умение сидеть.

Прилежание – то есть умение лежать.

Дополним список добродетелей: умение молчать, подчиняться, терпеть… Красивый почерк, аккуратность, удовольствие от переписывания. Акакий Акакиевич – вот идеал выпускника школы. И возможная судьба золотых медалистов.

Школа готовит к армии – но не к жизни.

Нигде в жизни строем не ходят.

Чтобы добиться успеха, стать топ-менеджером (пусть так!) нужны другие качества.

Уверенность в своих силах, нестандартное мышление, самостоятельность… Самостоятельность – то есть умение стоять.

Самостоянье человека – залог величия его… (А.С.Пушкин) Через двести лет это ещё более актуально.

Оказалось, что человеком достаточно легко манипулировать. Легко поставить в зависимость от чего-либо. Заставить выполнять какую-либо программу…

Рас-программировать человека – вот смысл образования. Поэтому свобода – не блажь и не игра, а способ выживания.

Поэтому мы работаем без отметок. И без обязательного домашнего задания. И даём возможность ученику делать то, что он хочет. (Нельзя сказать, что у нас он делает всё что хочет; скорее – он делает только то, что хочет).

Ненасилие – не бессилие.

Не так это просто: не приказывать, не требовать, не диктовать. Дать возможность играть, мастерить, спрашивать, искать, двигаться. Просто – дать ему возможность быть.

————

Рустам Курбатов, директор лицея «Ковчег-ХХI», г. Красногорск, Московская обл.

«Газета для родителей», №03/69 март 2011

Оцените, пожалуйста, статью:

Оценили: 11, рейтинг: 33