хорошие пенсионеры - счастливые дети :)Оказывается, серьёзными партнёрами социальных служб могут быть НКО, студенты и пенсионеры.
В качестве примера приведём историю помощи мигрантам супружеской пары пенсионеров, проживающих в Московском районе Санкт-Петербурга. На вопросы нашего корреспондента отвечают пенсионеры — жена (имеет высшее филологическое образование и работает в настоящее время в вузе) и муж (имеет среднее техническое образование, не работает).

- Расскажите, пожалуйста, о своем опыте общения с семьёй мигрантов.

- В нашем доме живёт таджикская семья – отец, мать и четверо детей. Родители работают дворниками, дети помогают родителям. Отец семейства неплохо говорит по-русски, он приехал сюда уже давно, а затем решил перевезти семью. Работают уже года три, причём очень добросовестно. Детская площадка около нашего дома благодаря им стала любимым местом для ребятишек всего квартала: чистота и красота.

Как-то мы разговорились с ними на улице о том и о сём. Дети иногда стали к нам приходить в гости – обычно, когда хотели пить или немного отдохнуть. Мать (учитель начальных классов, в Таджикистане работала по специальности) очень сокрушалась по поводу того, что не может отдать детей в школу. Она не раз обращалась в соседние школы, но детей отказывались брать, ссылаясь на то, что они не смогут нормально учиться, поскольку почти не знают русского языка.

В этом году удалось двоих младших всё же в школу устроить. Они старше своих одноклассников на несколько лет. Девочка учится в первом классе, мальчик – в четвёртом. Самому старшему уже 17 лет, он собирается получить российское гражданство, для чего думает сначала послужить в армии. Хуже всего второму по возрасту мальчику – ему 14 лет, он хуже всех говорит по-русски. В школу поступать уже поздно, не в первый же класс такому верзиле идти. У него всегда какое-то обречённое выражение лица, его очень жалко. Младшие дети, девочка и мальчик, обращаются к нам за помощью, когда не могут выполнить домашнее задание. Стараемся им помочь, как можем. Детям негде делать уроки – в двухкомнатной квартире живёт несколько семей, некуда пристроиться с книжками и тетрадками. Задания в учебниках иногда сформулированы так, что даже нам бывает их нелегко понять.

- Вы знаете ещё такие же ситуации? Ваши соседи тоже помогают этой семье?

- О других знаю мало. Дети стесняются обращаться за помощью. Наверное, многие бы им охотно помогли, если бы они попросили. На старой квартире (этажом выше) у нас были соседи азербайджанцы – семья с двумя детьми. Когда мы там жили, эти дети тоже к нам ходили уроки делать. (Кстати, познакомились мы с той семьёй, когда они нас залили: с потолка стала литься вода. Я поднялась наверх, позвонила. Их мать уверяла, что она не понимает, в чём дело: у них всё сухо… Думаю, это была неправда).

- И вы всё равно им помогали?

- Помогали. Жалко же детей. Они плохо понимают, чего от них учителя хотят. Плохо понимают задание. Могут его прочитать, понять могут не всегда. Особенно мучаются, когда задают учить стихи наизусть. Задания по устным предметам особенно трудны для них. Но их, конечно, щадят, спрашивают меньше, чтобы они русский язык в процессе общения учили. Но такой предмет как русский язык для них очень сложен. Теперь мы переехали, а те люди, которые живут в нашей прежней квартире, тоже помогают этим детям — они по старой памяти спускаются в нашу квартиру с учебниками. Им повезло, что в нашей бывшей квартире тоже живёт пенсионерка-учительница.

пенсионеры - наше всёВ ходе исследования нами было опрошено около 30 человек пенсионного возраста. 20 анкет содержали положительные ответы по отношению к мигрантам. При этом некоторые пенсионеры писали, что готовы помогать детям лучше справляться с учёбой, но за небольшие деньги.

Сложность в реализации такого проекта в том, что там, где возникает необходимость оплаты услуг, требуется оформление двустороннего договора. А многие из так называемых мигрантов не имеют документов и не будут уполномочены его подписывать. Но даже если просто вовлекать пенсионеров в этот проект на волонтёрских началах, возникнет вопрос об ответственности сторон.

Пенсионеры, отвечающие на вопросы, в основном показывали свою осведомлённость и реагировали доброжелательно, описывая предметы, по которым они могли бы помочь детям: «могу помочь больше по математике, но и другие предметы тоже», «литература — это моя специальность». Были и такие ответы: «я буду рад помочь хоть чем-нибудь и чувствовать себя полезным», «к родителям отношусь не очень хорошо, но дети не виноваты, надо помогать». Однако среди ответов мы, к сожалению, встречали ответы типа: «надо очистить Петербург от мигрантов»», «там у них не хуже живется», «приезжают и отнимают у наших работу, нет никакого желания помогать им».

Несомненно, вопрос адаптации детей мигрантов во многом ложится на плечи образовательных учреждений, где проблемы организации поддержки таких детей стоят очень остро (в нашем городе нет специальных ставок для учителей русского как неродного, нет подготовительных к школе классов). Поэтому ещё более актуальным представляется использование «внешних» ресурсов через подключение к поддержке детей из семей мигрантов сообщества «соседей-пенсионеров», а также организацию занятий по русскому языку на базе различных социальных служб.

————

Виктория Рыскина

«Газета для родителей», №02/68 февраль 2011

(По материалам журнала «На путях к новой школе», №1, 2011)

Оцените, пожалуйста, статью:

Оценили: 2, рейтинг: 6