или «Ссора в песочнице – это конфликт в чужом государстве?»

Диалог на форуме сайта www.interpedagogika.ru с комментариями Ирины Хоменко.

а этот постоял за себя...- Я заметила, что мой двухлетний сын не может защитить себя. На детской площадке любой может подойти и отобрать у него игрушку. Он безропотно отдаёт и, плача, бежит ко мне. И не особо любит детское общество, других детей только разглядывает, а играть предпочитает один или со мной. Я начинаю беспокоиться: он подвижный ребёнок с крепким телосложением, а постоять за себя не может. Что же будет, когда осенью в садик пойдёт?

- По-моему, тут проблема в тех детях, которые игрушки отбирают, а их родители ничего не делают. Двухлетний малыш часто психологически не готов постоять за себя, не та ещё степень развития. В 3–4 года дети начинают драться за свои вещи. Если ваш ребёнок держит игрушку, а другой ребёнок её выхватывает, пора вам выйти на сцену и сказать что-то вроде: «Мы не выхватываем игрушки у других детей. Когда мой сын поиграет с этой игрушкой, ты тоже сможешь её взять. Мы играем по очереди».

- Но ведь в садике «на сцену» не выйдешь, а воспитывать других родителей каждый раз не будешь. Хочется, чтобы он сам мог за себя постоять, ведь не всегда я с ним рядом буду. Я где-то читала, что если мы хотим воспитать агрессивность (конечно, здоровую, в разумных пределах) у мальчиков, надо, чтобы папа в шутку устраивал потасовки с сыном, боролся с ним. Я склоняюсь к мысли, что действительно надо учить применять силу в ответ на другую силу.

- Абсолютно согласна. Так было у нас. Мой «гуманист» лишь плакал, когда его обижали, на мои предложения дать сдачи говорил: «Ведь ему больно будет». И тогда муж стал дома его задевать. Сын ныл, муж говорил: «Не ной, дай сдачи». Это была не драка, разумеется, а что-то вроде боксёрского поединка. И знаете, помогло. Пусть и неохотно, но сын пытается теперь защищать себя сам. И для развития здоровой агрессии ходит на айкидо.

- А когда стоит вмешиваться маме? Я чувствую, что иногда мне нужно это сделать, когда ребёнку плохо, когда ситуация грозит его психике или физическому здоровью. Потом, для ребёнка мама – защита, и когда она ничего не предпринимает, ребёнок может это расценить как предательство. Приведу пример из нашей жизни. Мой ребёнок был всегда слишком неагрессивным, я переживала по этому поводу. Как только убедилась, что дочь хоть редко, но пытается отстаивать свои интересы, я успокоилась и стала объяснять ей, что бить нельзя. Поэтому на тычки мой ребёнок отвечает: «Перестань, не нужно меня бить!» Что вызывает ещё большую агрессивность со стороны обидчика (ведь он не получает сдачи – того, что ему хотелось бы).

Я не вмешиваюсь в её детские дела, но иногда мне бывает её жаль.

Например, однажды её «травили собакой» – маленьким безобидным щенком, а она боялась и сильно кричала. Мальчик специально подносил щенка к её лицу, бегал за ней по квартире. Когда моей дочке стало плохо, я вмешалась. Но в садике меня рядом не будет. Как научить ребёнка реагировать на чужую жестокость?

- Мне кажется, сила против силы – не самый действенный метод для таких маленьких детей. А в садике есть воспитатели, которые тоже должны решать конфликты мирным путем. Воспитывать же чужих родителей – дело неблагодарное. Просто не давайте своего ребёнка в обиду, пока он ещё не может сам за себя постоять.

Размышление-комментарий Ирины Хоменко

мама-защитницаМне кажется, что если мама будет постоянно вставать на защиту ребёнка, то он к этому привыкнет как к норме и ещё больше закроется от общения с другими детьми.

Я бы так делать не стала. Лучше чаще говорить об этом с ребёнком, настраивать его на соблюдение границ собственности (своей и чужой). И не силой давать отпор, а словом.

Прежде всего его надо научить говорить «нет». Иногда бывает, что родители так приучают ребёнка к послушанию, что он принимает только такой тип отношений: делать, что говорят старшие. Но тогда и ответственность за его действия, за то, что происходит по отношению к нему, – на них. Но ведь родители будут с ним не всегда. Надо обязательно учить малыша отстаивать свои интересы самостоятельно, а то потом комплексов не оберётесь (и своих собственных – за то что упустили время – тоже).

Я думаю, что вмешиваться нужно только тогда, когда идёт прямая угроза здоровью ребёнка (и здесь я имею в виду преимущественно здоровье физическое). В случае со щенком (а это уже не случайность, если травят) вмешаться тоже надо, так как ребёнок после неоднократного возникновения этой проблемы оказался в тупике: он не знает, как реагировать правильно. Ведь его именно потому и продолжают пугать, что увидели эффективность – «работает!».

Потому необходимо попробовать реагировать иначе.

Бесстрашие – это не то, что делается без страха. Это то, что вопреки страху. И в жизни может быть масса ситуаций, когда ребёнок останется один на один со своими обидчиками. Я нисколько не возражаю против того, чтобы мама постоянно находилась рядом с ребёнком и вслушивалась в каждое его душевное движение. Удастся вам обеспечить такой уход – ради Бога, наслаждайтесь единением до его пенсии. Вопрос в том, что считать полезным для ребёнка. Не желанным, а именно полезным.

У меня своя точка зрения на этот счёт. Мне кажется, что лучшая помощь ребёнку со стороны родителей – сформировать его самостоятельность, научить решать свои проблемы самому (не одному, а именно самому: обращаясь к другим и общаясь с другими, гибко выстраивая своё взаимодействие).

Никогда ребёнок не научится этому, если не будет пробовать, и ошибаться, и ушибаться. Да, иногда он будет думать, что любящая мать не стала бы терпеть его боль, а взяла бы и сделала за него всё сама.

Помню, как в детстве все мы завидовали одной девочке, мама которой с непробиваемостью и упорством танка защищала свою дочь. Ничего хорошего из этого не вышло: слабая и безынициативная девочка так и не смогла построить свою жизнь нормально, до сих пор сидит на шее у своих сестёр и чередующихся мужей.

Понимаете, ребёнок должен знать, что есть его сфера ответственности, есть ваша, а есть совместная. И общение со сверстниками – это всё же не ваше. Вторжение взрослого в детское сообщество должно быть крайне осторожным (как в чужое государство).

Почему не любят ябед? Потому что они хотят прикрыться чужой силой, а сами-то слабаки и размазни (по мнению детей). В детском сообществе это самый страшный грех, и не все дети выдерживают подобную проверку. С такими детьми не дружат, они чувствуют себя отверженными. И хоть сто раз вы скажете своему ребёнку, что он правильный и лучший, ему от этого не легче, ему мало одной вашей любви, в которой он и так уверен.

Лучше получить два раза по носу, но не побежать жаловаться, чем обойтись без «кровопролития» и прослыть доносчиком. Увы, у нас свои законы – у детей свои, и нам придётся это учитывать.

Сейчас я не могу вспомнить ни одного случая, когда бы сын пожаловался нам на плохое отношение друзей, хотя предполагаю, что всякое бывало: он в садике с полутора лет. И на детской площадке, куда мы ходили, каких-то особых ситуаций не возникало. Может быть, потому, что с самого рождения мы старались не драматизировать действительность: упал – поднимись сам, если не сильно ушибся – «это бывает!»; укололся – «не лезь туда больше!» и т.д.

Здесь важна не сама проблема, а то, как на неё реагировать: ребёнок-то ведь не знает, насколько то или это страшно, пока вы ему на это не ответите своим поведением, отношением.

Ребёнок нуждается в интерпретациях, в объяснении, что же произошло. Понимаете, вы можете оградить ребёнка от приёма самостоятельных решений, от неприятных, но необходимых испытаний, но вы не сможете заставить сверстников полюбить его.

Теперь о предательстве… Если вы с самого начала покажете ребёнку естественность своей позиции, то для него она не будет предательской, так как предательство – это, видимо, какое-то неожиданное изменение позиции.

В жизни возникает множество поводов проявить свою любовь к ребёнку и доказать преданность, важно лишь не подменять суть понятий.

Какие у меня советы? Логика поступков ребёнка, на мой взгляд, может быть следующей. Если человек поступает по отношению к ребёнку плохо, то этот человек ведёт себя неправильно и общаться с ним не нужно. Так и сказать: «Я больше не хочу с тобой играть, ты делаешь мне больно (обзываешься, плюёшься)!»

Удивительно, но некоторые дети не всегда понимают, что их действия – плохие.

с друзьями не страшноВторой способ: с кем-то подружиться. Вот этого наши дети частенько не умеют, потому что мы, замороченные идеями об индивидуализации, отвергаем необходимость гибкого подхода (подстраивания под кого-то). Но ведь известно: один в поле не воин. Если ребёнок найдет себе друзей по песочнице (по группе детсада), он будет защищён больше. И, мне кажется, важнее учить ребёнка не давать отпор, а уметь сглаживать острые углы, не провоцируя на дальнейшие разборки.

Наш сын учился договариваться, идти на компромиссы с друзьями. В его группе был один очень задиристый и драчливый мальчик, сами родители которого умоляли детей «собраться и побить его как следует», так как сил никаких не было утихомирить его по-хорошему. Но дети как-то прощали ему это всё, жалея пострадавших, не обижались насмерть, просто не играли с ним. И сейчас (я специально спрашивала ребёнка о его воспоминаниях об этом мальчике) мой сын даже не помнит всех этих драк-обид, потому что у него были другие заботы, другие интересные друзья. И именно с ними он общается до сих пор.

Но то, как сохранить для ребенка друзей, – это уже отдельная большая тема.

————

Ирина Хоменко, г. Санкт-Петербург, автор сайта www.inter-pedagogika.ru

Статья «Ссора в песочнице – это конфликт в чужом государстве?» «Газета для родителей», №09/75 сентябрь 2011

Оцените, пожалуйста, статью:

Оценили: 37, рейтинг: 79