Лишить ребёнка права на полноценное образование? Запросто. И всё по закону?

Общая ситуация некрасивая: повсеместно закрываются специализированные образовательные учреждения, детей с инвалидностью размещают в обычных школах и садах. Преподносится это как инновация, инклюзия, на самом деле – всё та же экономия бюджетных средств, причём дилетантского пошиба: без специальных методик дети с ДЦП, эпилепсией, аутизмом, ЗПР и другие никакого развития не получат.

я не годен?

Но есть ещё и обратная ситуация, выглядящая каждый раз частной, не такой заметной: неудобный, «трудный» ребёнок получает диагноз, вынесенный медико-педагогической комиссией, после чего заботы о его развитии фактически прекращаются – необучаемый, что с него взять. Однако не все родители сдаются, некоторые в поисках справедливости доходят даже до правозащитников.

Клеймо на ребёнке

Суть большинства жалоб, которые мне приходится разбирать: отстающего ребёнка настойчиво переводят в коррекционные классы (специализированные школы-интернаты).

То есть вместо того, чтобы признать, что с предоставлением школьного образования ничего не получилось, родителям и ребёнку вручают чёрную метку.

Как так?

А так, все дальнейшие походы по кабинетам результата не дают: педагоги кивают на врачей, врачи – на выводы педагогов, замкнутый круг.

Хотя причина очень простая: школа не хочет портить показатели успеваемости. Но зачем, кто поставил школу в такие условия, когда её экономическое процветание и права детей на образование не совпадают? Школе стыдно, но это ничего не меняет.

Частенько ребёнок попадает в поле зрения врачей-психиатров случайно, даже по ошибке. Но диагноз поставлен, и теперь это будет внушаться на каждом шагу: особенный, недоразвитый, глубоко или умеренно отсталый.

И хотя, по определению Сергея Петровича Боткина, «диагноз больного есть более или менее вероятная гипотеза», мы сплошь и рядом убеждаемся: магия диагноза огромна. Уж родителей-то точно призовут смириться с фактом.

Понятно, что потом перевести ребёнка из коррекционного класса в обычный невероятно сложно (не говоря о школе), и тут не столько разница в программах, сколько нежелание школы работать с подобными детьми. Как ни прискорбно, но в итоге ребёнок получает такой документ об образовании, на который его выучили: с существенным ограничением прав на дальнейшую учёбу и достойный труд.

Сначала проблемы с учёбой, не более того

По жалобам об отказах в обучении ребёнка в общеобразовательной школе мы разбираемся не спеша, скрупулёзно выясняем, где и чья там правда. Но сразу видно: проблема – в нехватке необходимой информации.

Педагог – не врач, поэтому может ошибиться и вместо логопеда отправить ребёнка к психиатру. С чем надо к логопеду? Это проблемы с речью, чтением, письмом.

Дисграфия и дислексия, аграфия (полная неспособность писать), алексия – тут без логопедической помощи дети действительно оказываются в числе неуспевающих по всем предметам.

Но неуспеваемость – это ещё не повод для психиатрического диагноза!

Возможно, срабатывает какая-то особенность развития ребёнка, быть может, наследственная. Кто-то не способен к устному счёту или быстрому перемножению цифр в уме, а кто-то язык плохо осваивает, просто эта особенность больше в глаза бросается.

Специалистов же, которые могут выявлять причины и компенсировать особенности ребёнка, у нас можно по пальцам пересчитать — в крупных городах, а в некотором отдалении от областного центра их просто не найти. Куда как просто – записать ребёнка в умственно отсталые.

Так что это дело самих родителей – не дать испортить ребёнку жизнь. Надо вникать в ситуацию подробнейшим образом, знакомиться с темой основательно.

"только бы не ошибиться..."Дальше – хуже

Поводов игнорировать индивидуальные особенности учеников всегда находилось предостаточно, а в последнее время появился самый веский – ЕГЭ.

Теперь с полным правом можно заявлять о том, что ребёнок не справляется, не усваивает, не может. Всё другое в ребёнке не важно, никакого значения не имеет, хотя бы у него и были другие блестящие способности.

Нет, из-за ошибок в тесте на орфографические правила, ребёнок системно отбрасывается в круг людей второго сорта, и никаких легальных обходных путей этой жизненной ловушки для российских детей почему-то не предусмотрено. А это источник новых проблем «проблемных» детей.

Мы почему-то не связываем складывающуюся у нас на глазах культуру образования – «недобрую», мягко говоря, – и сводки происшествий на тему подростковой жестокости или распущенности. С какими только вывертами в детском поведении общество ни познакомилось в последние годы!

Однако в большинстве случаев оказывается (если обсуждать ситуацию с профессиональным психологом и врачом), что их девиантное поведение – выбор отчаявшегося человека Ничего общего с психопатологией, никаких признаков болезни, только воспроизведение знакомых ролей – «жертвы», «травителя», кому как комфортнее. «Сексуализированное» поведение малолетних – в том числе.

Будем бороться?

Заметим, проблемы обычно начинаются, когда ребёнку приходит пора учиться в школе, и с этого момента растут в геометрической прогрессии.

Не значит ли это, что вполне логично перевести его на индивидуальное обучение по обычной школьной программе? Для начала.

Создать безопасные условия и постараться помочь с учёбой, заодно повысить собственную эрудицию.
Но очень часто родители спешат поставить крест на своём слабо успевающем ребёнке («тупенький получился») и с каким- либо диагнозом по МКБ-10 отдают его в распоряжение специалистов.

При этом не факт, что нужная поддержка будет обеспечена, зато точно: с этим диагнозом ребёнок останется на всю жизнь, потому что психиатры вообще не склонны наблюдать у своих пациентов признаки выздоровления.

Родителям это нужно понимать обязательно: есть, бывает умственное отставание и ещё целый ряд расстройств психики у детей, не требующих перевода их в коррекционные школы или классы, несмотря на настойчивые рекомендации администраций учебных заведений.

Ваши дети – ваше право. Нужно подключать прокуратуру и суды, желательно с привлечением специалистов-юристов в этой области права, а не соваться в суд самим, иначе заявитель-родитель (есть такая практика) сам зарабатывает диагноз вроде «лжевялотекущая шизофрения с симптомами сутяжничества».

В завершение скажу: мне доводилось видеть людей, которые представляют реальную опасность для окружающих в пике своего девиантного поведения. Но куда страшнее оказалась для меня одна услышанная фраза. Выросший ребёнок выкрикнул родителям: «Вы же мне жизнь загубили и детям моим», – а те, конечно, добро хотели: поставили пораньше на учёт в ПНД, перевели в коррекционную школу – «чтобы в армию не взяли». Вот об этом моменте не забывайте, пожалуйста.

————

Игорь Корнилов, г. Ульяновск
по материалам газеты «Первое сентября», №15, 2011

«Газета для родителей», №10/76 октябрь 2011

Оцените, пожалуйста, статью:

Оценили: 8, рейтинг: 16